Мар 26 2015

Сказки дядюшки РЕЖа №6 Привидение в элитном доме


В Москве это было, на днях. В одном элитном высоком доме завелось приведение. Походило приведение на дворника-слесаря Митрича, уволенного в прошлом году за поведение и сгоревшего недавно от пьянки. Первым столкнулся с Митричем в подъезде известный писатель и журналист Василий Хрякин, возвращавшийся ночью домой с фуршета. Вышел он в приподнятом настроении из лифта, направился было к двери своей квартиры, как вдруг видит, сидит на подоконнике в подъезде некая тёмная личность. Сидит вольно, тренькает громко по струнам балалайки и, поглядывая в листок бумаги, напевает хриплым тенором – Вы жертвою пали в борьбе роковой, любви беззаветной к народу, вы отдали всё, что могли за него, за жизнь, его честь и свободу. … Ну, и так далее пела бы эта тёмная личность, но журналист не захотел слушать псевдо музыку и в резкой форме потребовал от фольклориста покинуть подоконник и этот элитный дом, населённый жильцами высокой культуры.

- Ты!? Меня!? Гегемона! – тёмный человек соскочил с подоконника, вырос неожиданно до потолка, и замахнулся музыкальным инструментом на Хрякина. И вот тут журналист узнал почившего дворника-слесаря Митрича, и испугался до самых пяток. - Не надо было пить крайние семь рюмок виски! – мелькнула в его голове страшная мысль, но, будучи из-за характера профессии человеком ловким и наученным действовать в экстремальных ситуациях, собрался, и бросился к дверям своей квартиры. Мгновенно вскрыл дверь и захлопнул её за собой. Фу! Но не пришлось ни ему, ни его домашним, вообще не пившим в этот день спиртного, прожить ночь спокойно. Несколько раз бормочущая фигура Митрича появлялась в квартире Хрякиных. Появлялась она из стен, выходила из туалета, на людей, правда, внимания ноль. Василий к привидению больше не обращался, только следил испуганно, как Митрич то батарею ощупывал, то сливной бачок осматривал. То просто по квартире бродил, к картинам и мебели принюхивался. Веяло от привидения холодом. Бормотал он негромко. Если что и удавалось услышать, то так, немногое. Что-то насчёт буржуев, Будённого, ошибок в партсроительсве и чести, которую надо вернуть. Пропал Митрич только к утру.

На следующий день, к обеду, Василий пошёл к начальнику ТСЖ. У начальника уже были люди, всех писатель знал, и вопрос обсуждался тот же, что волновал и его. Оказывается за вчерашний день привидение Митрича видели все проживающие в доме и их гости. И никому не понравилось. Бывший дворник-слесарь ругался матом, даже при детях, грозился раскулачить тут некоторых. Известной журналистке Юлиане Немчининой испортил личную жизнь. Прямо из спального потолочного зеркала, посоветовал бойфренду, впервые посетившему её домашнее гнездо, отдать акции Газпрома на запуск в серию истребителя пятого поколения и танка Армату. Бойфренд выбросился неглиже в дверь, сейчас в Склифе, а она только что с дачи показаний. И ещё. Кто ответит за разбитые двери и девичьи надежды? Не домоуправление? Нет?

Собрание длилось недолго, люди всё были грамотные, действовать умели, тут же стали работать по Митричу с разных направлений. Сообщили в ФСБ, МВД, МЧС, Прокуратуру, Академию наук, Минздрав, Мэрию, посольству США. На всякий случай и в администрацию президента написали, и в надзорное управление по ритуальным услугам. Василий по телевизору, в одном известном ток шоу, обратился к думающим людям с просьбой обдумать коллизию и помочь материально на борьбу с адским быдлохамом. Юлиана статью написала, что дворников и слесарей по смерти неплохо бы для надёжности в принудительном порядке колом осиновым протыкать. В общем, написали, обратились, выступили и, терпеливо снося вызывающие выходки потустороннего Митрича, стали ждать, что будет.
А началась у них очень захватывающая жизнь. Ещё более интересная, чем была. Агенты спецслужб стали засады в подъезде и квартирах устраивать. Следователи прокуратуры поквартирные обходы и допросы проводить. От президента пришла телеграмма с приветствием и поздравлением, эмчэсовские пожарные ко всем в окна неким прибором заглядывали, очаги аномалии выискивали. От Минздрава пришли психиатры, от посольства США правозащитники. Комитет по ритуальным услугам прислал справку, что хоронили Митрича хоть и скромно, но место на кладбище у него есть. Номер такой-то, как положено. А учёные с Академии не пришли. Сослались на атеизм и занятость государственными программами. Главное, атеизм-то тут при чём? Митрич ведь не от кого не скрывается. С рассвета и до обеда он обычно где-то отсиживался, отдыхал видимо, а в остальное время тут. Вместе с агентами в засады садился, беседы за правду с ними вёл. На допросах к следователям подсаживался, указывал где и в какой квартире и на какую сумму государству нанёс урон жилец того места проживания. Причём с фактами показывал, лично, где деньги и бриллианты наворованные лежат, где пароли к тем сейфам записаны, какая схема в левых банковских проводках использовалась. Или, сколько и как тому культурному деятелю за заказушную статью денег подбрасывали. Правда, вскрывая факты неприглядные, матерился Митрич грязно. А работники правоохранительные, будучи людьми нежными, факты, конечно, на будущее фиксировали, а дел не возбуждали. Источник информации какой-то таинственный и страшный. Кодексом не прописанный, к делу никак не пристегнуть. Психиатры Митрича боялись, правозащитники тоже, но по другой причине. Мэрия предложила дом снести, и построить на этом месте развлекательный комплекс – Дом Пьяного Приведения, а жильцам обещала взамен дать равнометровые квартиры в другом, более безопасном месте.

Жильцам это всё не понравилось. Заявления отовсюду были отозваны, представители органов с извинениями и с помощью правозащитной общественности выпровожены. Мэрии в её просьбе отказали. Стали далее думать. Решили прибегнуть к силам инфернальным. Хоть и не верил тут никто ни в кого, но, мало ли. В Митрича, счета тайно просвечивающего, тоже совсем недавно никто бы не поверил, иначе не увольняли бы, а он вот, по дому как у себя расхаживает. Пригласили известных экстрасенсов, баптистов, очень сильного якутского шамана и кришнаитов с бубнами. Но недолго те ребята по дому ходили. Экстрасенсов на психиатрической скорой увезли, баптисты с кришнаитами под трезвон бубненый просто сбежали стремглав, и бежали ещё с километр по московским улицам от того страшного элитного дома. Якутский шаман с Митричем язык нашёл, водку вместе стали распивать, правда, каждый из своей бутылки, песни запели, про пионерию, про Байкал, про священное море. Шамана Василий Хрякин вместе с ещё одним специалистом по чёрному пиару из подъезда выволокли, хоть и материл их Митрич сильно, обзывая сатрапами и иудами. Вызвали милицию и отправили якутского шамана с бубном в вытрезвитель отсыпаться. Гонорар шаманский милиционерам не отдали, работа не сделана – денег нет. На свои пускай до Сибири добирается.
Стали опять всем домом думать, что делать? В церковь православную идти? Стрёмно. Да и согласятся ли церковники, зная, кто здесь проживает, помочь? Долго спорили, но всё же решили попробовать. Передали просьбу, а вечером пришёл батюшка. Мужчина чернявый такой, возрастом средним, глаза огнём горят. Выслушал молча жильцов, зашёл в подъезд один. Часа полтора его не было. Наконец вышел. Покачал головой, сказал жильцам горько: - Дело тут серьёзное, ребята. Святить и прогонять не буду, беса здесь нет. Для вас, правда, ничего хорошего тоже не ожидается. Эгрегор проявился. Дела, однако. – И ушёл, печальный.
Ну и что делать, после таких вот туманных слов? Но, народ-то здесь всё элитно-учёный проживал. И слово это мудрёное они знали, и что оно обозначает, в общем-то, понимали. Тут же подали объявления в газеты и интернеты о продаже элитного жилья. И по-быстрому распродав жильё, пока цена не упала, представителям народов юга и востока, разбрелись те жильцы по другим регионам Земли.
И Вася Хрякин нашёл себе место под солнцем. Купил себе бунгало на Таити-Нуи, написал очередную статью о никчёмности населения некоторых мест Земли, отправил по инету в Россию, шорты одел, со взятой напрокат доской в океане побултыхался. Хорошо! Вернулся в бунгало, попросил жену беляши пожарить, лёг в теньке на гамак, и начал перечитывать роман «Д и Ж». Вдруг чует он, с правого бока как-то холодом веет. Глядит, а рядом на бревне сидит огромный серый туземец, в каких-то зелёных листьях и жёлтых бусах. Причём не живой абориген, а явно призрак, коль через него видно всё, как сквозь сгусток дыма. Дежавю, подумал тут с долей истерики писатель и журналист Василий Хрякин. А привидение уставилось на Василия огненным взглядом, губы трубочкой вперёд вытянуло и сказало грубым голосом - БУ! - и ушло неторопливо. А Вася испугался сильно. И беляши у жены прокисли. В смысле, выкинуть пришлось. В общем, бунгало Вася продал и отправился далее по Земле матушке места себе искать, где люди от ранее живущих не страдают.
Во как всё по умному-то на белом свете устроено.
автор – Сергей Гурьянов ©
26.03. 2015г. г. Пермь

http://gurianov-pavel.livejournal.com/99677.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a comment

WordPress Themes at thematology.com